Станут ли колядки музейным ретро?

В дверь звонят ребятишки, шурша пакетами. В голове пробегают «за» и «против». От чистого ли сердца пришли, чтобы по традиции сообщить благую весть, или как «профессионалы» выбросят конфеты за углом, и будут пересчитывать мелочь? Да и Ковид, в конце-концов, как знать, не принесли ли его тебе, и не понесут ли от кого-то к себе домой? А ещё сложнее вопрос: уйдёт ли когда-нибудь этот обряд в небытие?

Ну правда, мы давно уже не вытёсываем деревянных идолов, чтобы поклоняться им; деревянная скульптура не в счёт — это уже не религиозный обряд, а искусство. Прыжки через костёр на Ивана-купала — скорее развлечение, чем осознанное и целенаправленное действие. Максимум — дань традиции. Для меня, атеиста, и походы в церковь — просто музейное мероприятие. На смену этим культам пришли иные: человек другой цивилизации, взглянув со стороны, наверняка посчитал бы, что мы верим в смартфоны и поклоняемся им. И в этом есть доля правды.

Когда же?

Да хоть уже в следующем поколении. Культурологи называют диахроническим конфликтом ситуацию, когда дети становятся носителями совершенно иной культуры, нежели их родители. Конфликт поколений. Он вечен. Например, мой отец в детстве охотно колядовал и щедровал — среди родных и близких, коих было немало. В моём детстве этой традиции не было, а когда появилась после развала СССР — казалась странной и чуждой, хоть и пришла под знамёнами возвращения к традициям. Мне кажется — к счастью, — что мы живём в цивилизованном мире, и не обязаны следовать привычкам и ритуалам наших родителей; мы — морально автономные личности. Возвращение традиций? Чьих? Моих родителей? Прародителей? Я уважаю своих родителей, но не всегда согласен с их мнением и их традициями. Прародители ещё дальше. А я волен выбирать. Спросите любого молодого человека — он скажет то же самое.

Тогда почему же так долго существует, например, традиция Венского бала? Она даже занесена в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Может, просто «то ж в Европах»? Нет. Потому что это — музей. Мы знаем, как это делали прародители, можем сходить разок посмотреть ради интереса. Но чтобы как в 19-м веке в Вене — танцевать в ретро-нарядах всю ночь всем городом? Вряд ли. И уж точно никто не станет расхаживать просто так в костюме дамы или кавалера в будний день. Та культура ушла, и жители многих стран хранят её, как память. Это почётно. Воспринимает ли кто-нибудь эту культуру как свою собственную? Нет. Это культура предков. В этом и разница.

Подступим ближе к современности. Прошлогодняя 92-я церемония вручения «Оскаров» обнажила ровным счётом ту же проблему: организаторы престижной кинопремии — стары, как динозавры. Достаточно взглянуть на сконфуженное лицо Билли Айлиш, представительницы «поколения Z», при виде престарелого Эминема (ему 48, но всё относительно) с песней 2003-го года. Да что там, даже сверстница Эминема Индина Мензел была в недоумении. Сам Эминем в 2003-м, между прочим, тоже проигнорировал церемонию. Теперь постарел, видимо. И забрал статуэтку за 2003-й. Молодёжь живёт совершенно в ином культурном пространстве. Сами они наверняка организовали бы всё иначе.

Оговорка на реальность

Конечно, я пишу как житель города. А если добавить мой десятилетний опыт жителя большого города (Харькова), то я даже не знаю, что сказать и как реагировать на «традиционные» «культурные» мероприятия в наших сёлах, куда я изредка попадаю по разным поводам. Танцы под гармошку? Тётки в вышиванках? Народные песни поза-позапрошлого века в исполнении вокальных ансамблей? Не знаю, мне даже испанское фламенко «заходит» лучше, хотя оно не для слабонервных. И я почему-то почти уверен, что тамошняя молодёжь, сидя в сторонке со смартфоном, и снимая в Тик-Токе ролики про своих одноклассников, смотрит на происходящее с видом «мама, не позорь меня». А-ля Билли Айлиш. Культурный разрыв не просто огромен, он бесконечно огромен. Более того, когда девушка бальзаковского возраста снимет с себя бабушкин наряд, скорее всего пойдёт тусить в ночной клуб (если таковой был в её юности), а самая маленькая девчушка — присоединится к своим сверстникам в Инстаграме. Потому что это их настоящие культуры.

Быть может, моё мнение идёт вразрез с официальной политикой, но когда Оля Полякова наденет на концерт не короткие трусы, а скромную вышиванку, причём не как «трендовый лук», как она однажды сказала, а просто от чистого сердца, тогда я поверю, что культура вышиванки действительно жива, современна и широко востребована в народе. На политиков мысль не распространяется, поскольку «от чистого сердца» и «политика» несовместимы по определению.

Конечно, всё это нельзя взять и выбросить на свалку истории. Ни в коем случае. Наоборот, хранить, как традицию наших предков. Но не выставлять как современную культуру — уж точно. Ещё раз: я и мои родители — не одни и те же люди. Моя культура и культура моих предков — не одно и то же. Мы не лучше и не хуже, мы такие, как есть. Ни их, ни наша культура не лучше, и не хуже — они такие, как есть. Мы всё знаем и помним. Иногда даже храним. Теперь, когда всё разложено по полочкам…

Приглядимся к самым младшим

К младшему поколению, — «снежинок», — часто относятся как к нежинкам, не способным на что-то серьёзное и великое, при этом враждебно настроенным против чужого мнения. Кто-то упрекает их и пытается учить, кто-то практично считает идеальным орудием для политических игр. Но они выросли такими, какими мы их вырастили, и иначе быть не могло.

В моём детстве компьютер даже в организациях был большой редкостью, а о покупке бесполезно было даже мечтать. Но были журналы «Радио» и «Моделист-конструктор», где можно было узнать, как он работает. Это заставляло думать. Фантазировать о том, как бы я его сделал. Потом были различные технические справочники в разных источниках с разбросанными знаниями, которые нужно было собирать. У меня не было цельной картины, но я интересовался многим и кроме электроники, и жаждал знаний. Сегодня, когда я сталкиваюсь с трудностями, то первый вопрос, на который ищу ответ — как это сделать? Вроде бы не плохо, и не хорошо. Просто в такой среде вырасти каким-то другим было почти невозможно.

В детстве «снежинок» был безлимитный Интернет и мгновенное общение со сверстниками, которое так же мгновенно можно выключить. Их детство — Алиэкспресс и двадцать сортов молока на витрине. Купить можно всё, включая здоровье, если есть нужная сумма денег. Знание не обязательно носить в голове, всегда можно загуглить. И первый вопрос, который у них возникает, когда они сталкиваются с трудностями — где это купить? Его тоже можно загуглить. Вроде бы не плохо, и не хорошо. Просто в такой среде вырасти каким-то другим почти невозможно.

Хотите узнать будущее? Помыслите о культуре детей «снежинок». Какими они могут быть? Жалкими эгоистами? Стадом потребителей и избирателей? Не спешите с выводами, может быть они или их родители просто ещё не столкнулись с настоящими жизненными трудностями. А будут ли в их детстве колядки или фламенко — они выберут сами.

Александр Божок


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок