Немецкие похвальбы. «Я создал Украину» (перевод)

В Национальной библиотеке Австралии хранится номер газеты «The Maitland Daily Mercury» от 17 мая 1919 года. Примечателен он интервью, которое взял журналист «Daily Mail» у немецкого генерала Макса Гофмана, с громким названием «Я создал Украину«. Привожу свой вариант перевода.

Немецкие похвальбы

«Я создал Украину»

(Ф. Сефтон Делмер, специальный корреспондент лондонской «Daily Mail», который недавно вернулся из Германии)

В Берлине я так привык принимать немецких генералов, будто это самое обычное в мире дело. В этих случаях моё воображение рисовало некоего британского вояку, который после очередной победы Нельсона твердо суёт под мышку, один за другим, бесконечное множество мечей капитулирующих вражеских капитанов и адмиралов.

Но мое чувство иронии и юмора пошатнулось несколько дней назад, когда начались недавние волнения (по-видимому, подразумевается история Баварской Советской республики 6 апреля — 3 мая. — Пер.), и не иначе, как сам генерал Гофман, покоритель Ленина и Троцкого в Брест-Литовске и бессмысленный питатель большевизма в России пришёл в мою палату в санатории Ганза, где я только что оправился от приступа гриппа, чтобы посетовать, что только Англия может спасти Германию от угрозы большевизма.

Как будто подчеркивая его жалобы, или добавляя свой зловещий комментарий, на Александерплац в сумерках начали строчить пулемёты.

Он стоял, высокий, почти двухметровый и квадратный, чисто выбритый, с коротко подстриженными седыми волосами и неким морским ароматом, как бирмингемская подделка лорда Бересфорда. Также любопытна его привычка демонстрировать зубы внезапной бульдожьей улыбкой, когда он говорит о самых зловещих вещах.

Мы говорили о России, на которой специализируется Гофман. «Россия, — сказал он, — не может оставаться расколотой на несколько государств. Рано или поздно она должна снова собраться в политическую единицу. Украина и ее сепаратисты — просто переходной этап. Фактически, Украина была моим предложением и моим творением, — тут он оскалил свои зубы, — и вовсе не спонтанным желанием его жителей, хотя украинцы могут желать так думать».

Кураж для Австрии

«Я создал Украину, прямо скажем, просто для того, чтобы можно было заключить мир, по крайней мере, с частью России. Потому что в этот особый момент мне пришлось хоть с кем-то примириться, чтобы австрийский министр Цернин мог вернуться домой с надеждой в руках, и дать её унывшим людям в том гнилом болоте бесконечных неудач, в котором они погрязли. Австрия была в состоянии абсолютного отчаяния, особенно в отношении еды. Таким образом, Украина и украинский договор так или иначе должен был быть случиться, чтобы придать немного храбрости дрожащим австрийцам».

«Само собой разумеется, — продолжил Гофман, — что создание отдельного юга России с политической независимостью есть абсолютным абсурдом, абсолютно искусственным и временным явлением, по той простой причине, что нельзя иметь в стране все отрасли промышленности в одном месте, а угольные районы на расстоянии тысяч километров в другом. Центром любых отраслей промышленности, которыми владеет Россия, является Москва, и эти отрасли промышленности зависят от угля из бассейна реки Дон. Это чисто русская непрактичность доставлять уголь к промышленности, вместо того, чтобы перенести промышленность ближе к углю, что мы, немцы, без сомнения, сделаем, если когда-нибудь заполучим управление российской экономикой».

«Это основной момент, о котором Европа должна думать в настоящее время. Россия находится в упадке. Ее лидеры и ее интеллектуальные классы были убиты и уничтожены. Теперь у не-русской Европы есть шанс вмешаться и захватить контроль над всеми российскими ресурсами. Германия охотно сделает свою часть работы и поделится прибылью с Антантой, если это поможет в будущем».

«Это шанс, которого может больше никогда не выпасть. Германия полна молодых людей, отлично подготовленных в областях техники, химии и всех остальных видов искусств и ремёсел современной нации, — тут он, видимо, забыл упомянуть отравляющие газы, — а Россия была бы прекрасным полем для их деятельности и предохранительным клапаном для предотвращения их взрыва в других частях Европы. Тем временем над Германией нависла серьёзная опасность большевизма».

Снаружи пулеметы все еще продолжали греметь ироничным комментарием.

Я сказал Гофману, что заграницей ему самому приписывают роль поджигателя пожара, который теперь угрожает втянуть Германию в огонь.

«Это ошибка, — сказал он. — Распространение ленинизма в России началось не по моей инициативе, а по приказу Людендорфа и его штаба. Цель Людендорфа, конечно, заключалась в том, чтобы парализовать Россию как военную державу и перебросить немецкие армии с востока на западный фронт. Я просто выполнял эти приказы, как военный считая своей обязанностью подчиняться, даже когда они не казались мне мудрыми в своих конечных целях».


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок