Ещё сорок километров заметок блудного журналиста

Восьмой час. Судя по спутникам, должно накрыть облаками, надеюсь на прохладу хотя бы до обеда. В голове — «Монтекки и Капулетти» Прокофьева, ну да ладно, поехали. Как и обещел в прошлый раз, подъезжая к Трисвятской Слободе (в прошлом — Советской), заглянул к хозяину антенного хозяйства.

— Можно познакомиться с коллегой-радиолюбителем? — спрашиваю.

— С Антоновичем? — отвечает молодая хозяйка. — Сейчас позову, если не спит.

Застыл в изумлении. Даже подумать не мог, что это…

— Степаненко, что ли? — спрашиваю.

— Да.

Владимир Антонович (UZ1RR) — ветеран среди радиолюбителей. Президент международного телеграфного клуба UCWC… да что перечислять, за десятилетия активной деятельности он успел сделать многое. И сейчас по возможности руководит областным радиолюбительским союзом.

Теперь он почти никого принимает в своей радиорубке, тяжело после операции, а сегодня ещё и засиделся до четырёх утра. Но встретил радушно, приятно с ним пообщались, и даже подарки — парочка дипломов (например, известный под названием «Икона радиолюбителя-телеграфиста») примостились у меня в рюкзаке.

О селе говорил с печалью.

— Помню, когда-то по вечерам собирались, пели песни… Теперь — больно смотреть.

Прокатился по Слободе. Автобус на город подобрал немало людей, но, к счастью, не последних. Даже молодёжь встречалась.

Где-то во дворе молодой человек собирался косить траву, отвлёк его буквально на полслова, чтоб не наглеть. Спросил о коммуникациях.

— Интернет по селу есть, поэтому отключение телевидения мало кого смущает, — говорит.

Выезжаю на трассу. Мечта велосипедиста: машин нет, изредка фура или легковушка пронесётся.

Старая ферма Нового Белоуса. Номер последнего строения — 7, пять из них стоят, как в сорок третьем… где-то высоко жалобно стонет ястреб… вороны на стропилах вздрагивают… Ну ладно, мужчины не плачут, они огорчаются.

Спрашиваю ребят, которые чинят свой старенький комбайн, что-то подваривают.

— Какой скот когда-то на фермах держали?

— Коров. Да, коров.

— Но ещё пара корпусов осталась, да? Что-то делается?

— А, так то частник.

В голове застряла мысль о том, что едва ли не половина мяса на рынках — из Польши…

Снова трасса. Интересно, куда полетела стая из одиннадцати аистов? Решил начать с конца, докрутил до Редьковки. Собака так и хочет тяпнуть за ногу, придётся ненадолго спешиться…

Судя по всему — доехал до центра: всё так цивилизовано, даже мозаика на стенах. Только дым костров всё портит. Мужики сидят за столиком.

— Не думал, что Редьковка такая большая, — говорю.

— Да, вот — школа, там — детский сад, магазин. Жить можно.

— Так а работа-то есть?

— Ну… пилорамы…

— А как почтальоны теперь к вам ходят? Прессу носят?

— Да какие почтальоны, какая пресса, вот — телефоны, Интернет давно.

— А пенсии?

— Ну — пенсии, вроде бы, получают. И то, многие прямо на банковскую карточку.

Поболтали о том, о сём — а надо ехать дальше, пока не стало совсем жарко. И всё-таки недострои тут есть. С многолетними абрикосами внутри.

Завернул в Кошовку. Магазин закрыт, причём уже в новейшее время: у входа ржавеет «причал» для велосипедов. Крепкий мужчина вышел перекурить на лавочке, останавливаюсь, здороваюсь.

— Магазин уже года три как закрыт, — говорит Валера. — Отсюда многие ездят трудиться прямо в Чернигов. Жаль, что тут работы, как раньше, нет, оно ж как: картошку на батон не поменяешь, деньги нужны, чтоб купить. Молодёжь в Интернете пытается что-то зарабатывать…

— Но Интернет же сам по себе продуктов не делает, всё равно нужно что-то выпускать, — говорю.

— Точно.

— А в соседней Редьковке, вроде так ещё и живенько…

— Да как сказать, за последнее время считай пол-села ушло.

— В город?

— Нет, за село…

Да, на размер кладбища я внимания не обратил… Ладно, возвращаться пора, душно уже.

Поглядывал на частые рвы и болотца вокруг реки Белоус. Примечательно: если покрутить на топографической карте масштаб рельефа, выходит, что её русло было гораздо больше и разветвлённее, чем у Стрижня. Но Белоусу повезло меньше: он пересекал обширные площади, которые затем осушили, получив плодородные поля. О притоках напоминает только рельеф местности.

А вот — интересная находка для будущих автомобилистов. Если ехать из Чернигова на Любеч через Масаны, то городская свалка будет справа, а за ней слева — старая досаафовская учебная площадка. Весьма потрёпаная, но поучиться рулить, останавливаться под уклон, трогаться в горку — можно.

Горы свалки… Как думаете, кто над ней кружится в поисках еды? Те самые аисты из Нового Белоуса…

О позоре, который называется дорогой через Масаны, писать не буду. Да и город — это уже другая история.


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок