Дом-призрак. Люди живые. Пока

У этой непростой истории могли бы быть и другие заголовки: «Где эта улица, где этот дом?» или «Харьковчан лишают жилья. Незаконно, но чиновники разводят руками»… Но ни один из них не может в полной мере передать смысла происходящего. И хоть в деле этом есть несколько сюжетных линий, а по времени она охватывает несколько жизней, — главный его герой всё же надеется на восстановление справедливости. Хотя бы в Европейском суде.

История

Вернувшись из немецкого плена после Второй мировой, Ульяна Нежурин пошла работать шпалоукладчицей на Южную железную дорогу. Когда не заладилось со здоровьем, её перевели на более лёгкий труд и дали квартиру гостиничного типа по ул. Староугольный склад, 16, вместе с другими семьями. Было это в 1958-м.

В 1972-м жильцов начали отселять: здание 1911-го года постройки признали аварийным. Но очередь до семьи Нежурин-Гуры так и не дошла. И хотя в 1974-м прокурор Червонозаводского района Харькова предложил администрации ЮЖД отселить семью в связи с реконструкцией здания, дело с места не двинулось.

Тем временем, не закончив выселение, ЮЖД провела в 72-74 гг реконструкцию здания: объединила его с рядом стоящим в одно и организовало там мастерские. При этом семья Нежурин-Гуры осталась без удобств: им сказали — переселитесь временно в последнюю комнату, мы прорубим вам выход во двор, а к ноябрьским праздникам вам дадут квартиру.

Время шло. Ни к Новому году, ни через год квартиру семье не дали. Решено было не ждать милости от чиновников, и сделать нормальную жилую пристройку с удобствами. Так и сделали. Не сразу, конечно, на всё нужны были деньги, но с годами всё обустроили, и жили бы долго и счастливо, но…

В 1997-м году, когда объекты ведомственной жилой собственности по всей стране переходили в городскую коммунальную собственность, дом по Староугольной, 16 никуда не передали. О людях, живущих там не одно десятилетие, видимо забыли. А в 2009-м, после смерти Ульяны Нежурин, её сын — Александр Борисович Гура, желая приватизировать жилое помещение, узнал, что улицы с названием «Староугольный склад» больше не существует!

Предоставив документы, подтверждающие законность проживания по этому адресу, Александру Гуре удалось добиться от исполкома Червонозаводского районного в г. Харькове совета отмены решения о смене адреса. Но беды на этом не закончились.

Как оказалось, дом, в котором живет Александр Гура и его сын, до сих пор находится на балансе Основянского СМЭУ ЮЖД. Но просьба взять квартиру на баланс предприятия осталась нереализованной, так как здание уже имеет статус нежилого.

Что остаётся Александру Борисовичу в настоящее время? Отстаивать в суде право проживать в помещении, где он живёт уже 55 лет…

Правовой аспект

Конечно, первое дело — документы. Александр Гура вместе с юристом, представляющим его интересы в суде — Максимом Корниенко, собрали солидную папку подтверждений правоты заявителя. Далеко не всё в них гладко.

Так, например, в домовой книге стоит отметка о том, что Александр Борисович выписан 1996-м годом, а вслед за этим снова чудом вписан… 1972-м! Зачем и когда это было сделано, учитывая, что передача жилого фонда в коммунальную собственность проходила в 1997-м? На мой взгляд, уже только это может попахивать судебным разбирательством.

DSC07985

Внимания заслуживает и решение горисполкома о выделении ЮЖД в пользование 722-х гектаров земли, подкреплённое всего парой листов документов. Отсутствует их полный пакет (архив официально подтвердил это), и даже детальная карта того, что же именно передаётся в пользование (такие серьёзные решения как правило сопровождаются увесистой стопкой различных документов), а в техпаспорте на здание по Староугольной, 16 на месте жилых помещений Александра Борисовича — просто пустое место. В БТИ, как заверил хозяин квартиры, отвечали, что они такого сделать просто не могли, а документы выдавала вообще дочерняя организация.

DSC07972

Есть у Александра Гуры и никем не отменённый ордер 58-го года на получение квартиры, и целый ряд других документов, прямо или косвенно указывающих на его абсолютную правоту. Но в горсовете только разводят руками: мол, да, решение принято незаконно, но что мы можем сделать — идите в суд. А Дзержинский суд отказывает в рассмотрении дела: решение о выделении земли принято в 98-м, сроки обжалования прошли и ничего сделать нельзя. Но никто не принимает во внимание то, что человеку-то этого решения никто не показывал, и его, на тот момент совершенно законно проживающего там, никто не оповещал и не выселял.

Собственно, Александр Борисович так и говорит: если я вам тут мешаю — дайте мне квартиру, и я уеду отсюда, — и мне не надо шесть комнат в центре города, достаточно простой нормальной жилой квартиры; если не можете предоставить жильё — оставьте меня в покое: у меня есть электричество, и я за него плачу, у меня есть вода (только ордер не могут выдать никак, чтобы платить — из-за нерешённых правовых моментов)…

Реальность

Сын хозяина Сергей привёз меня вместе с коллегами-журналистами к себе, чтобы показать, как они живут. Грунтовая дорога между бетонными заборами разбита тракторами, а по пути стоит несколько ворот.

— Наше счастье, что все сегодня открыты, иначе пришлось бы лезть через забор. Так мы ходим домой, — рассказывает он. — А под нашей калиткой — собаки на длинной цепи. Сегодня они, похоже, в хорошем настроении, бросаться не будет.

DSC08007

Заводит нас сперва в ту комнатушку, в которую сместили семью Нежурин-Гуры в 70-е. Старые кирпичные стены, свет падает через недавно провалившуюся крышу, а в углу виднеются заложенные проходы в бывшую душевую и кухню.

DSC07939

— Недавно сюда приходил начальник ГАИ, — рассказывает хозяин, — я приглашал его, хотел добиться, чтобы меня пускали домой и держали проезд открытым. Мало ли — пожарные, скорая, они же должны иметь доступ сюда, я же тоже не вечный, правда? А тут нам как раз крышу порушили, и начальник случайно пробил ногу гвоздём, ещё и лечить пришлось.

Как здесь жили люди, сейчас представить вообще невозможно. Как после страшного сна выходим в пристройку. Тут всё по-человечески: кухня, санузел, обжитая комната — совсем другое дело.

Но не смотря на то, что со стороны на всё это хозяйство и можно сказать «пристройка», находится оно под одной крышей со зданием 1911-го года, а значит — и с мастерскими в другой его части. Но это же нонсенс, и 6-я статья жилищного кодекса говорит, что это — грубейшее нарушение. В ответ чиновники ЮЖД делают простое лицо и говорят: так снесите свою пристройку!.. И жить в однокомнатной средневековой темнице без крыши и удобств, попахивающей погребом?

Выходим во двор. Выглядит обжитым. Ребята вырубили старый гнилой сад, организовали тут хорошую бетонную площадку, от забора посадили низкорослые туи. Тут же шахта, где подключена вода.

DSC07988

— Мне местный начальник говорит: убирай свои ворота и забор, мы тут трактора ставить будем! — рассказывает Александр Борисович. — А вы хоть копейку в мой дворик вложили?! И ближайший суд, который, надо так понимать, ЮЖД выиграет, хочет обязать меня снести мои жилые комнаты и заборы вокруг, дескать, проезду мешают. Так ведь жильё-то строил не я, а ещё моя мать, почему вы не пришли с участковым и не прекратили самострой тогда, двадцать лет назад? А заборы, между прочим, сама железная дорога ставила ещё в 60-е. Но меня никто не слышит…

Выходим за дом, к железнодорожным путям. Хозяин показывает, что весь этот длинный барак на самом деле был когда-то двумя домами. Между ними в 70-е застроили пролёт — получился сплошной дом. Никаких планов или разрешений на это добиться ему так и не удалось. А мастерские зарегистрированы на несуществующий адрес, который горисполком отменил, вернув название улице Староугольный склад.

— Я сюда по вечерам ходить опасаюсь, хоть и не из пугливых, — рассказывает Александр Гура. — Однажды вечером возвращаюсь — в меня через забор летит кирпич. Увернулся. А иногда только и слышишь из-за забора: «дед, съезжай отсюда, а то мы тебя в бетон закатаем!». Знаете, в лихие 90-е так бы и сделали, но теперь время не то. Если мне откажут и в апеляционном суде, я дойду до Европейского. У них хотя бы нет телефонного права — я покажу свои документы, ЮЖД пусть предъявят свои — и пусть решат, кто из нас прав.

P.S.: Конечно же, не мне решать, кто виноват и что делать. Но мне кажется, что эту сложную ситуацию, которая, несомненно, из разряда единичных на всю Украину — просто необходимо разрешить справедливо и с учётом конституционных прав сторон. И несомненно, если угрозы в сторону Александра Борисовича (не дай боже!) начнут реализовываться, эта история станет грязным пятном нашей страны перед лицом мировой общественности.

2P.S.: Оригиналы упомянутых здесь и других документов Александр Гура и Максим Корниенко предоставили журналистам во время визита к ним на прошлой неделе. Информация записана со слов хозяина, его сына Сергея и юриста Максима Корниенко.

3P.S.: В конце аудиоверсии этой статьи дан хронологический рассказ Александра Борисовича.


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок