Глобальная экономика: на пороге кардинальных перемен?

В мировой экономике происходит много разнообразных и противоречивых процессов. Есть в этой картинке фрагменты, которые, на первый взгляд, не связаны между собой, но вместе создают стойкое ощущение закономерности.

В том, что мир стоит на пороге очередного финансового кризиса, не сомневаются даже представители Международного валютного фонда. Но может быть только единицы знают, когда это случится и что послужит катализатором. Что мир стоит на пороге Третьей мировой войны, чувствуют немногие, а многие ужасаются этой мысли: сегодня есть все шансы, что она будет ядерной, и вообще (тут большинство согласится) — лучше пусть её не будет.

Эти два ожидания лежат на поверхности. А стоит чуть погрузиться — всплывают не менее интересные сценарии.

Например, будущее евровалюты на фоне долларовой системы. Вспомним, что в 1971 году Президент США Никсон отказался от золотого наполнения доллара, открыв новую эру зелёной бумажки — нефтяную. Нечто похожее сейчас назревает в Европейском союзе: все факты говорят о том, что Европа взяла курс на отказ от системы «бери или плати» в поставках газа, и не исключено, что евро, аналогично доллару, станет «газовым» и будет зависеть от спотового рынка. Форсирование строительства газовых потоков из России в Китай говорит в пользу таких предположений.

Есть ещё одна грань открывается в свете (назовём вещи своими именами) экономической войны США против РФ. Усиливающееся давление на Россию заставляет её искать альтернативы в виде БРИКС. И здесь последствия могут быть гораздо интереснее.

Заявлений о серьёзности намерений БРИКС уже прозвучало предостаточно, и последнее из них — от замглавы МИДа РФ Сергея Рябкова накануне саммита министров торговли стран БРИКС в Шанхае. Что чисто теоретически может и не может это объединение?

На долю стран БРИКС приходится 26% территории Земли, 42% населения планеты и 27% мирового ВВП. Эксперты поговаривают, что к 2050 году доля мирового ВВП дойдёт до 40%. Потенциал хороший, но не хватает одной детали — товарооборота и, соответственно, единой финансовой системы. На долю товарооборота стран БРИКС приходится лишь 10% мировой торговли.

Возможность организации альтернативной финансовой системы уже обсуждалась. За последние два года создан пул условных резервных валют, более 300 российских банков перешли на систему SPFS (аналог SWIFT), Россия и Китай ввели взаиморасчеты в юанях, а Центральный банк России открыл свой филиал в Пекине.

Если теперь окинуть взглядом все эти частные сведения, можно описать несколько потенциально возможых сценариев. Хотя бы даже два:

  1. Агрессивная энергетическая политика США дестабилизирует ключевых участников, и им не удастся добиться ни устойчивости национальных валют, ни развития товарооборота.
  2. Решительный переход на новую синтетическую валюту с активизацией товарооборота, а значит, — создание полноценного рынка позволят союзникам устоять перед трудностями глобальных изменений.

В последнем случае судьба как доллара, так и евро, может оказаться весьма печальной, поскольку один только товарооборот с Китаем, как инструмент воздействия, способен положить на лопатки любую из европейских экономик, а учитывая степень зависимости США от китайских товаров — серьёзно отразиться и на них. Потеря же российского рынка сбыта даже в сегодняшних скромных санкционных масштабах больно бьёт по европейским производителям.

П.С.: Не буду голословным: достаточно послушать Radio Nacional de España, чтобы узнать, например, что в южных провинциях за прошедшие два года пришлось урезать финансирование медицинских и учебных учреждений (вплоть до закрытия) только потому, что не стало российского рынка сбыта для местных сельхозпродуктов. В бюджетах денег не хватало даже на то, чтобы элементарно обеспечить жителей водой (для юга это жизненный вопрос).


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок