Андрей Горбунов: «Шариковую ручку художники незаслуженно обходят стороной»

В разговоре с ялтинским художником Андреем Горбуновым мне удалось разобраться в выразительных свойствах простой шариковой ручки, услышать занятные истории из жизни и узнать о том, как непрост путь от таланта к известности… И ещё я в очередной раз убедился, что по намеченному плану толковое интервью редко получается. Впрочем, обо всём по порядку.

Первым в разговор, который начался в парке у Соборного спуска, вступил брат художника Максим Кобрин. И это был ответ на вопрос, который я хотел задать: почему Харьков?

— Дело в том, что в Ялте нет такой благодатной почвы для выставок. Один выставочный зал, да пара частных галерей – и всё. И публика приезжает в основном летом, и, конечно же, среди туристов ценителей искусства находится немного. Другое дело – Харьков. Здесь и сильная художественная школа, и тех, кто хотя бы понимает, чем отличается акварель от масла гораздо больше. И потом – на тот момент я уже жил в Харькове, и конечно же было логичным пригласить мастера сюда.

Андрей Горбунов (справа) с братом Максимом

Андрей Горбунов (справа) с братом Максимом

Вообще-то сам Андрей Горбунов не любит публичных выступлений, потому и работу пресс-секретаря и организатора взял на себя Максим. Нужно отдать ему должное: благодаря его стараниям талант скромного маэстро не остался незамеченным. Осенью 2012 г. состоялась персональная выставка Андрея в галерее «Маэстро», в апреле 2013-го – выставка «Харьков: Сохраняя прошлое» в рамках международного туристического форума. Кроме того, работы художника были представлены на выставке Харьковского отделения Союза художников Украины «Графика в Харькове», которая проходила с 15 апреля по 10 мая.

— Опыта организации выставок у меня не было, и без помощи моих друзей харьковчане так и не увидели бы его замечательных работ Андрея. Сейчас ситуация изменилась. С предложениями организовать выставку Андрея уже звонят нам. В Ялте о таком можно только мечтать, — рассказывает Максим.

Но кто, как не сам художник сможет раскрыть мельчайшие детали своего труда? Ему и слово.

— Знаете, даже акварель немногие ценят. Говорят: да у меня сын в детском саду акварелью рисует, а это что у вас – акварелька? Да ну, копеечная работа! Это ж не масляная краска, не огромный холст и рама — не бронзовый багет… Но совершенно не понимают, что передать образы в этой технике непросто: здесь не может быть второго слоя, а третий – это вообще грязь. Что тогда говорить о шариковой ручке – вообще каждый её в руках держал, что ж тут такого художественного?

Путь в сегодня

Настало время сказать два слова о биографии Андрея. Родился он в Ялте в 1965 году. Учился в Ялтинской художественной школе им. Васильева. Стоит упомянуть о таланте учителя: Александр Васильевич Завершинский оказал большое влияние на формирование будущего художника.

— Это не обычный школьный преподаватель, который вычитывает программу и, сразу после звонка, уходит домой. Он часто водил нас на природу, показывал её красоту, раскрывал нам какие-то незаметные на первый взгляд детали. Я ему очень благодарен, – рассказал Андрей.

Сегодня основная техника Андрея Горбунова – гелевая и шариковая ручка. Иногда к ней добавляется акварель и тушь, а есть целый ряд работ, выполненных в совсем ином стиле: механические картины-инсталляции из старых вещей. Конечно же, немалая часть работ посвящена морю и побережью. И это понятно: крымские виды волновали не одно поколение творческих людей. Но есть один нюанс, который угадывается в его творчестве, но не лежит на поверхности.

— Дед Андрея — Григорий Федотович Колобаев, — несомненно, сыграл очень большую роль в его жизни и, конечно, отразился на темах его работ, – рассказывает Максим. – Он открыл ему дух моря и настоящей, взрослой рыбалки. Я однажды попросил его нарисовать натюрморт на кухню. Он начал рисовать чайник, а в результате получилась то ли рыба, то ли чайник, в общем… рыба-чайник! Я, было, расстроился, но потом понял: банальные натюрморты с яблоками и виноградом у меня ещё будут, а натюрморт рыба-чайник – это и есть что-то особенное.

Правда же, теперь сам собой отпадает вопрос о том, почему на картинах Андрея перекликаются рыбы, шестерёнки, присутствуют старые виды Харькова и Ялты с дореволюционных открыток и здания в стиле модерн.

В чём соль?

Теперь я просто обязан вернуться к вопросу, почему обычная ручка не менее ценна, чем то же масло или акварель. Думаете, в мире мало художников, пользующихся этим инструментом оттого, что у ручки слабые выразительные средства? Как бы не так!

— Видите, вот тут – причудливое крымское дерево. Оно выполнено гелевой ручкой. Позади – камни, а вдали – облака. Но камни не должны быть чёткими, как передний план, иначе они выбьются из композиции и разрушат замысел. Второй и третий план должны быть воздушными, и гелевой ручкой это не передать: она не чувствует нажима. А шариковая – да. Присмотритесь: то, что требует полутона, выполнено шариковой ручкой.

Я смотрю – не всё так просто! Да, теперь я понимаю, почему изображённому хочется верить! И потом, работы выполнены не на простой бумаге или картоне, а… на обоях. Необычный материал подарили Андрею друзья, когда у него закончилась бумага. Оказалось – у обоев есть свои интересные качества. Но художник ведёт меня дальше.

— Вот несколько картин, посвящённых моей дочери. На этой – я изобразил дочь с помощью трех разных шариковых ручек. Я долго искал такие, которые дадут желаемые вариации по тону в зависимости от нажима. А вот здесь – даже немного сюрреализма: дочурка была в клетчатой рубахе – ковбойке, и тут всё пошло само собой: на заднем плане – настоящий индеец, я нашёл старые фотографии настоящих индейцев, и попытался передать все нюансы этой культуры. А справа – родео, и вывеска салуна. Кстати, я долгое время рисовал афиши для ялтинских кинотеатров, и это тоже пригодилось в этой картине. А вот обратите внимание на корову, висящую на замке рубахи: в жизни это была обычная мультяшная пластиковая коровка. Я же решил нарисовать реальную корову – так вот пошутил. Дочь оценила.

Любимая рубашка

Любимая рубашка

Творческие планы

Продолжаю рассматривать картины, и понимаю, что в этот момент я – один из немногих, кто видит работы мастера до выставки, и конечно, не все они будут выставлены; а с другой стороны – сейчас мне открываются такие нюансы, о которых мало кто из зрителей вообще догадывается, даже глядя на результат. Не зря же руководитель отдела Областного Художественного музея Ольга Денисенко заинтересовалась творчеством Андрея и написала несколько статей о нем.

А тем временем продолжается подготовка к очередной выставке. В начале июня зрителей ожидают серии: «Зелёный Крым», «Старый Гурзуф», «Акварельные рыбы» и инсталляции, составленные из деталей советских кассовых аппаратов, пишущих машинок, кожи и дерева. Выставка «Всякое-разное на восьмом этаже» будет представлена в Харьковском национальном университете им. Каразина, в холле возле Центральной Научной библиотеки, 8 этаж.

— В обычных будильниках механизмы почти всегда одинаковые, – продолжал Андрей. – А недавно один мой ялтинский товарищ привёз настоящий старый кассовый аппарат. Вот это был настоящий клад! Там такие причудливые рычаги и детали, что просто нельзя удержаться, чтобы чего-нибудь из них не смастерить. Вот ту же акулу – делать её размером с ладонь просто смешно, образ требует масштаба. А тут – такой классный материал…

Словом, что там говорить: приходите – и всё увидите сами!


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Одна реплика к теме “Андрей Горбунов: «Шариковую ручку художники незаслуженно обходят стороной»”

  1. […] Накануне я уже беседовал с Андреем Горбуновым, об этом можно прочитать в недавнем интервью с ним. […]

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок