Алексей Серёгин и Игорь Коваль рассказали об «Авантюристах»

В преддверии премьеры спектакля «Авантюристы», которая состоится 24-25 мая в Харьковском академическом театре музыкальной комедии, режиссёр-постановщик Алексей Серёгин и директор театра Игорь Коваль приоткрыли занавес на пресс-конференции.

…И, от души шутя, просили не делать заголовок вроде «В театре — как в дурдоме». Почему? Об этом и расскажу.

О главном

— Алексей, расскажите немного о предстоящей премьере.

— Репетируем мы уже три месяца. Все уже устали, даже не знаю, что рассказать. Самое интересное — 24-го и 25-го числа на сцену выйдут два разных состава. Понятно, что задача перед актёрами ставилась одна и та же, но каждый пропускает её через себя как-то по-своему, и в результате получается два разных спектакля. А ещё — оформление у нас вышло, как любит говорить Игорь Николаевич, очень дорогое, богатое. Дело в том, что место действия — Кливленд, гостиничный номер, и оформление максимально приближено к реальности.

— В оперетте, Алексей, всё должно быть дорогое и красивое! — вставил реплику сам директор.

— А ещё по моей просьбе художник подчёркивал определённые детали, которые должны отражать комические или трагические моменты. То есть у нас не просто бра, которые висят во всех сценах; они создают определённую атмосферу спектакля.

— В анонсе указаны оба состава?

— Нет, это все пофамильно, вернее, даже по алфавиту, чтобы никого не обидеть. Творческий поиск ещё идёт, но понимаете, есть такая штука, как внутренняя психофизика: когда одним актёрам удобно играть с другими. Есть пары, которые сыгрываются вместе — и они могут до конца не знать текст и мизансцен, но им настолько комфортно, что они могут говорить примерно нужные реплики, но так, что ты им веришь, хотя этих слов никогда не было в пьесе, и никогда не будет. Поэтому говорить, что есть первый состав, а есть второй… Нет, просто есть люди, которые сработались вместе, есть одна команда, и есть другая команда.

— Знаете, как бывает: читаешь роль — и понимаешь, что она моя, я её понял, почувствовал, — добавил Игорь. — А бывает — актёр читает, но ему нужно себя ломать, искать настроение, он что-то делает, но выходит слабо.

— Да, к тому же есть два вида актёров, — продолжил Алексей. — Одни максимально отрабатывают то, что я от них хочу — дома или на репетиции. Другие же всегда пытаются пропустить роль через себя. У меня и сейчас есть актриса, которая говорит: а давай этот кусок сыграем вот так, — а я смотрю и говорю: осталась генеральная репетиция и сдача на худсовет; и потом — я просил вот это, а то, что ты предлагаешь, — классно, но перебор.

— А вы строгий режиссёр? Импровизацию допускаете?

— Это лучше спросить у актёров. Хотя импровизацию — если актёр добивается поставленной задачи, — почему нет?

— Можно я скажу, друзья? — не выдерживает Игорь. — Лёша, ты давай, не балуйся с импровизациями. Есть пьеса, есть задачи. Режиссёр видит полностью весь спектакль, иначе — результат получится, но нехорошо. Как я говорю: режиссёр забеременеть должен, выносить этот спектакль, представлять себе каждую мизансцену. Актёр — творческий человек, который может предложить что-то, а ты, как режиссёр, должен сказать: да, это классно! Но не так, что похвалили — а он давай творить… Нет! Ты не видишь всего спектакля! Ты выбиваешься из него, не обижайся, но этого не надо! И ещё хуже — если начинают импровизировать без спросу…

В деталях

— В 2005-м году Московский театр им. Пушкина уже «одалживал тенора» (по мотивам «Одолжите мне тенора» сделана постановка «Авантюристов». — А.Б.), притом вполне успешно, и даже долгое время гастролировал. Был ли в постановке соревновательный момент, или у вас всё с нуля?

— Да бог с вами, — всё с нуля. К чему нам соревноваться с московским театром? Мы самодостаточны. Я, кстати, хотел сказать, что мне, как режиссёру, хотелось вывести линию не одного мальчика, это даже как-то слишком просто: кого ни одень в костюм звезды — публика примет за чистую монету. Мне показалось, что линия мальчика Макса и его продюсера Сондерса интереснее и выигрышнее: они простые люди, и оказавшись в трудной ситуации пытаются как-то из неё выйти. То есть мы не кроили спектакль как-то по-своему, но решили обыграть именно так.

— А почему выбрали именно эту пьесу? И чего вы ожидаете от спектакля?

— Аншлагов! — не сомневаясь, ответил Игорь.

— Почему именно эта? Мы музыкальный театр, и, конечно, в оперетте должно быть 50/50 классной пьесы и классной музыки. В «Цыганском бароне», которого мы ставим осенью, именно так и есть: готовая, хоть и трудная оперетта, и готовая классная музыка. С «Авантюристами» получилось немного не так: музыку писали сами, но я нашёл, как мне показалось, классную комедию, которую сразу же увидел, какой она будет. Комедии положения, конечно, тоже разные бывают, но тут — классная драматургия.

— Да, музыки там не было, — продолжил Игорь Николаевич. — Мы пригласили Игоря Гайденко, очень хорошего композитора, и он сказал, что видит, как это будет. А пьесу принёс Алексей — значит, ему и ставить. Тем более, что это не первая его постановка, я считаю, у него уже есть удачная «Красавица и чудовище». Словом, взяли всё в работу, а там — понемногу пошло. Вот уже и премьера скоро… Знаете, премьера — это ребёнок, который рождается, и поначалу он не слишком красивый, но потом со временем созревает. На первых порах, наверное, будут какие-то шероховатости. Всегда не хватает недельки, чтобы довести.

Знаки

— Действия спектакля происходят в тридцатые годы, то есть плюс-минус в годы рождения вашего театра… Добрый знак?

— Да, кстати, скоро 85 лет. Будем делать хороший, интересный, яркий, новый концерт, посвящённый дню рождения. Мы каждый год в первой декаде празднуем День харьковской оперетты, а родились мы первого ноября 1929 года. На юбилей пригласим гостей из Киева, Полтавы, Белгорода, и даже Москвы.

— «Одолжите тенора» вызывает ассоциации с Бродвеем и даже Голливудом. А вы в театре не пробовали делать телепостановок?

— А вы придите на «Любовь в стиле «Джаз» — и всё увидите, — говорит Игорь Николаевич. — Там два плана: сверху проектор показывает какие-то голливудские сцены, а внизу — танцуют девочки. Нижняя ширма поворачивается — и появляются эти же девочки. То есть технику мы применяем самую разную. Но с этим нужно быть очень аккуратным: театр должен оставаться театром.

— Алексей, а были какие-то сложности при постановке?

— Ну, я же не могу сказать при директоре, какие были сложности! (смеётся).

— А я как раз оставлю вас на минутку… чтобы Лёшу не смущать…

— О, сейчас я оторвусь! (с улыбкой). Понимаете, театр — это то же производство. Конечно, бывают самые разные заминки: то мыльные пузыри привезут без палочек для надувания, то платье пошьют классное, а на актрисе не сидит… А в общем — как всегда, не хватает недели дорепетировать. Настоящая сложность — это когда директор говорит: премьера состоится, господа, но 25-го не сентября, а августа; а всё остальное — рабочие моменты.

— Алексей, если спектакль пойдёт… Вернее, не так: пойдёт, конечно, а потом — повезёте его по Украине, или даже за рубеж?

— Думаю, что да. В спектакле пока не задействованы ни хор, ни балет, ни оркестр (может, попозже сделаем оркестровую партитуру), а только актёры — отвезти их куда-то очень просто.

Изюминка

— А есть какая-то изюминка, на которую стоит обратить внимание?

— Изюминкой каждый может считать что-то своё. Мне вот кажется, что я интересно решил сцену секса — не по́шло, необычно и динамично. Для меня изюминка и то, что в двух комнатах одновременно занимаются сексом два совершенно одинаковых Отелло — в одинаковых костюмах и гриме.

— Остаётся пожелать, чтобы вам не хватило билетов!

— Спасибо огромное! Приходите на премьеру!

Вместо постскриптума

А причём тут упомянутый вначале дурдом? Прощаясь с журналистами, Игорь Николаевич пооткровенничал:

— Это театр, друзья, такой организм, такая тонкая нервная система… Я не знаю, где ещё возможно такое нервное напряжение, разве что в дурдоме…

И Алексей тут же заметил:

— Я знаю, с какими заголовками выйдут статьи: «Игорь Коваль: В театре — как в дурдоме!».

И мы все широко улыбнулись.


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок