Четвёртый концерт Рахманинова 72 года спустя

Сын и отец

10 мая Петр Товстуха с сыном Константином и молодёжным симфоническим оркестром «Слобожанский» отыграли в ХАТОБе концерт, посвящённый 140-летию со дня рождения Сергея Рахманинова. Для оптимизма скажем, что малый зал был наполовину полон, и всё прошло замечательно. Но всё же были моменты, которые стоит отметить не просто общими фразами.

Мелочи

Сначала отвлекусь на маленькую техническую деталь. Я собирался записать выступление на планшет, чтобы потом при необходимости вернуться к нюансам исполнения, но он ещё до начала устроил истерику; пришлось даже срочно ретироваться из зала, чтобы не смущать публику его визгом. Я, конечно, думал — разобью или выброшу на помойку, но поостыв решил, что в следующий раз просто выкушу динамик или впаяю простой механический выключатель. Хорошо, что не посреди концерта! Кстати, и Sony A100 для съёмки таких мероприятий не годится: я фотографировал только в перерывах, чтобы не пугать маэстро хлопающим зеркалом. А теперь — непосредственно к концерту.

Шуберт

Вторая симфония Шуберта прозвучала в начале, по-видимому, чтобы разогреть публику, и подготовить её к Рахманинову. Логичный ход, учитывая всю сложность восприятия неискушённым ухом выдающегося композитора 20-го века. В целом с Шубертом получилось очень неплохо, и особая пластика движений Петра Товстухи (признаюсь, я его видел в работе впервые) передавала всё многообразие музыкальных тем. Но без ложки дёгтя, конечно, не обошлось.

Примерно на второй минуте первая скрипка едва заметно «гульнула», не попав точно в такт, и потянула за собой духовые. Музыканты, конечно, быстро выровнялись, но в памяти момент отложился. И к сожалению, он был не один. Хотя точно уже не вспомню, где был неудачный «дубль», возможно в третей части. Простите, не музыкант.

Слушатели поблагодарили дирижёра овациями, и ушли в холл погреться: в зале было весьма прохладно, а ещё временами гулял лёгкий сквознячок. Я думал перебраться на ряды повыше, но там оказалось ещё холоднее.

Рахманинов

Прозвенел третий звонок, и выступление продолжилось. Ведущая, конечно, немного напутала с датами в биографии Рахманинова, но зрители то ли не заметили, то ли из вежливости промолчали. Да и ладно, любители творчества Сергея Васильевича всё равно пришли не за этим, и конечно же знают, что третью версию своего концерта он исполнил 72 года тому назад… На сцене появился Товстуха младший с отцом, и Четвёртый концерт начался.

Игру Константина я тоже слышал впервые, и поначалу был даже удивлён, насколько двадцатилетний парень может проникнуться этими непростыми настроениями. Ведь не секрет, что музыка Рахманинова — это волнения и переживания, волны отчаяния и лучи надежды… И игра молодого украинского пианиста приятно радовала ухо, донося всю широту картины, изображённой композитором.

Но в какой-то момент я вдруг стал слушать не исполнителя, а инструмент. Мне вдруг показалось, что не смотря на высокую технику, да что там — мастерство игры, в звуке чего-то не хватает. То ли тембр, то ли аккустика зала, но что-то всё же не дало выразиться пианисту на все сто. То есть твёрдая пятёрка Константину, и четвёрочка — фортепиано. А стулу пианиста — тройка с натяжкой: временами поскрипывал.

Кстати, предельно краткий перерыв между второй и третьей частью получился вполне гармоничным, хотя переход к третьей в разных исполнениях разный. Не в каждой аудиозаписи вообще поймёшь, что этого перерыва нет, а тем более, какой он — это нужно слушать вживую.

Заключение

Не смотря ни на что, зал тепло поблагодарил аплодисментами и цветами отца и сына за игру. Да и от себя скажу: спасибо, ребята! У вас вместе отлично получается! Успехов вам и полных залов!


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок