Политэкономические размышления ни о чем

Собралось несколько интересных мыслей на геополитические темы. Среди них — почему наши космические достижения, мягко говоря, в упадке, почему экономика катится вниз и прочее. Но поскольку в одну статью они как-то не особо лепились, я решил материализовать их тезисно.

1. О космических кораблях и модных труселях

Прохаживался я по гипермаркетам, коих развелось достаточно, и как-то вдруг понял, почему мы не летаем в космос, а если летаем — то не мы, а если и мы — то редко. А дело-то в элементарных законах сохранения. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: если где-то прибавилось, то где-то обязательно убыло.

Вернемся на 30 лет назад. Космические корабли ещё бороздили просторы, Южмаш ещё строил кое-какую начинку для них. Но изобилия искрящихся витрин не было. Полки не ломились от товара, и то, что завозилось, продавалось совершенно без никакой там рекламы. Не было груд шикарных листовок на мелованой бумаге в почтовых ящиках и мусорных баках. Производство товаров народного потребления слегка отставало от спроса, и страну совершенно не пугали экономические кризисы перепроизводства. Их и теоретически не могло быть. И денег на развитие оборонной, космической и прочих отраслей вполне хватало. Пусть не во всём, но всё же кое-в-чём мы шли впереди планеты всей.

Сегодня товаров народного потребления достаточно. Правда, то, что раньше было доступно среднестатистическому представителю народа, сегодня доступно разве что в кредит. Но этого много. Правда, мы же этого хотели? Но нужно было чем-то жертвовать. Чем? Например, космосом. Обороной. Независимостью. Сделаем грубый и скромный расчёт. На Украине 5 городов-миллионников. В каждом есть по десятку магазинов, в которых стоит по десятку стиральных машин стоимостью пусть даже 2000 грн. 10*10*2000=200000 грн. Это те некупленные товары, нереализованные ресурсы, которые 30 лет назад либо распределялись по квартирам, либо летали в космос. Это лишь частичка верхушки айсберга. А ведь есть еще модная одежда, парфюмерия, бижутерия…

Вывод: мы не хотим летать в космос и строить заводы, — мы хотим красиво одеваться, вкусно кушать и интересно проводить время.

2. Стрелять, или не стрелять — вот в чём вопрос

В общественном транспорте то и дело слышишь гневные предложения бабушек-дедушек: «стрелять их надо». Распространённее разве что: «Сталина на них нет». Конечно, это всё кухонная политика: на забастовки с таким энтузиазмом мы не ходим, но при этом хотим положительных изменений. Но к чему (гипотетически) приведёт расстрел действующего правительства в сегодняшних реалиях?

Предположим, действующей власти не стало. Но страна-то не может управляться сама. По крайней мере, мы ещё не научились саморегулироваться в масштабах не то что города, но и в рамках одного жилого дома далеко не всё ладится. Кто будет руководить и направлять? Почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что руководить придут бандиты, которым сейчас не дают пробиться действующие. Придут те, кто погорластее да понаглее. А кто? Дедушки-бабушки выйдут из кухонь?

Аналогично и тезис со Сталиным не выдерживает критики. Заслуга Иосифа Виссарионовича в победе над фашизмом не обсуждается. Здания, построенные в период его руководства, переживут, пожалуй, не только хрущёвки. Несомненна заслуга его в строительстве крупнейших электростанций, которые работают по сей день. Но совсем не в том, что он ссылал и расстреливал. Это не самоцель, а лишь один из механизмов. Механизмов, как, например, заставить отдать завод народной власти, если владелец этому противится, и хочет получать доход единолично.

Вывод: стрельба без идеи бессмысленна. Впрочем, и обратное не всегда верно.

3. О рыночной экономике и политике

Вообще, такая постановка вопроса дважды неверна. Рыночной экономики не существует, как и политики отдельно от экономики.

Как показывает опыт мировой общественности, понятие «рыночная экономика» в смысле экономики, которая саморегулируется согласно неким выведенным законам, — абстрактно. В чистом виде такого феномена не существует нигде в природе. Будучи отпущены в свободное плавание, рыночные механизмы начинают бросать общество из крайности в крайность, от кризиса к кризису. Другое дело, что на нашем многострадальном постсоветском пространстве частной собственности, как и западного образца экономики, никогда не существовало. После отмены крепостного права крестьяне де-факто оставались крепостными, а потом Советская власть держала курс на совсем иной тип экономики.

В странах Запада, тем временем, боролись не только с Советским Союзом. Чтобы удержать свою экономику, они вынуждены были повсеместно вводить механизмы государственного регулирования. Иначе у СССР был бы лишний повод (резонно) заявить, мол, а что мы говорили: только социалистическая собственность — залог успеха и процветания народного хозяйства. Капитализма в чистом виде не осталось. Он замаскировался под различные формы и термины, и, конечно же, существует до сих пор. Но только благодаря планированию экономики.

Теперь нетрудно привести доводы и в пользу второго тезиса: не существует отдельно политики и отдельно экономики. Одно без другого смысла не имеет. Политика — это надстройка над экономикой, позволяющая руководящему аппарату направлять её мощь в нужное ему русло. Говорили Михаилу Сергеевичу в 80-е: не трогай политику, реформируй экономику. Ан нет, вынул, как Терминатор, чип из мозга страны, а назад вставить уже не получилось. По большому-то счёту, не было разницы в политическом строе. По обе стороны железного занавеса были и плюсы, и минусы. Но экономикой нужно было управлять, а мы почему-то подумали, что и само собой пойдёт.

Вывод: Внимательно Маркса читать надо было.

4. О применимости марксизма на западе

Почему-то многие думают, что западные страны идут своим путём, совершенно игнорируя Капитал. Это в корне неверно.

В ленинском прочтении призыв к коммунизму прозвучал буквально. И реализован был так же. То есть мы так понимали, что будущее, и не только светлое, возможно лишь при коммунизме. Сейчас бессмысленно отрицать, что высшая цель советского общества — коммунизм, — была единственно возможным путём к миру, достатку и процветанию. Но как у любой медали, у трудов Маркса-Энгельса также есть обратная сторона.

Капиталисты тоже читали Капитал. Но они увидели в нем совершенно другие строки. Согласно Марксу, капитализм возможен только при определённых условиях, главные из которых: кризисы, войны, голод, нищета. Они не стали строить коммунизм, это противоречило их убеждениям. Но они реализовали необходимые условия: мировые кризисы, войны, голод, нищету. Конечно же, не в своих странах, — в колониях. И пока существует капитализм, все эти негативные явления также будут.

А поскольку сказанное ясно, как белый день, на помощь приходят другие средства: дезинформация, ложь, клевета и т.п. Этим успешно пользовались немцы во время Второй мировой, этим продолжают пользоваться англичане, французы, американцы и проч.

Вывод: закон сохранения — лапша хороша в тарелке, а когда она на ушах — кушать становится меньше.


Protected by Copyscape Online Plagiarism Test
Вы не можете высказаться или оставить ссылку здесь...

Обсуждение закрыто.

Powered by WordPress | Thanks to NewWpThemes | Александр Божок